0

Конфликт в Ливии – пути урегулирования (февраль-сентябрь 2020г.) — 3.

Часть 3. Установление промежуточного баланса в Ливии и переход к переговорному процессу

Автор: Тимошенко Н.

 

Вступление

Часть 1. Попытки ЕС самостоятельной реализации урегулирования ливийского конфликта.
Развитие событий после Берлинской конференции 19 января 2020 года
• Обсуждение нового формата: «евротройка» (Германия, Франция, Великобритания) и Италия.
• Оружейное эмбарго в Ливии и миссия IRINI
• Противостояние ПСН и парламента (с ЛНА)
Фактор нефти
• Российский фактор.
Каирская инициатива
• Реакция ПСН
• Реакция других игроков
Возвращение к берлинским договоренностям
Обращение различных сторон к США с просьбой вмешательства в разрешение конфликта.
• Обвинения России во вмешательстве
Промежуточный вывод

Часть 2. Тактика «активного нейтралитета» Америки в ливийском конфликте
Основные балансы США в регионе.
Конфликтные линии.
Предпринимаемые действия для достижения баланса.
Сигналы со стороны США.
Изменение позиций вовлеченных сторон
• МУС
• Италия.
• Франция.
• Египет.
• Сирия
• ЛАГ
• ОАЭ
• Россия
• Турция
Промежуточный вывод

Часть 3. Установление промежуточного баланса в Ливии и переход к переговорному процессу
Американская инициатива по посредничеству.
• Объявленное перемирие и начало переговорного процесса
• «Буферная зона» как предмет обсуждения (Турция-Россия)
• Назначение даты переговоров в Женеве
• Средиземноморье – подготовка к переговорному процессу
Промежуточный вывод

Вывод.

 

 


 

 

Часть 3. Установление промежуточного баланса в Ливии и переход к переговорному процессу

 

Ранее американской стороной было заявлено, что «Соединенные Штаты будут продолжать активно привлекать на свою сторону ливийских лидеров, готовых отвергнуть пагубное иностранное вмешательство, снизить эскалацию конфликта и объединиться для достижения мирного решения, которое принесет пользу всем ливийцам».

 

Старший директор Совета национальной безопасности США по Ближнему Востоку и Северной Африке генерал-майор Мигель Корреа и посол США в Ливии Ричард Норланд 07 августа провели онлайн совещание с ливийскими официальными лицами, где ими были выдвинуты конкретные меры по решению ситуации с Сиртом и аль-Джуфрой не военным путем, а также по возобновлению работ нефтяной отрасли Ливии с полной прозрачностью доходов.

 

Американская инициатива по посредничеству.

 

По заявлению депутата Палаты представителей (Тобрук) Зиада Дагима, США предложили председателю Палаты представителей Агиле Салеху свою инициативу по посредничеству для решения ливийского кризиса.

 

Суть инициативы: Вашингтон потребовал от ЛНА вывести силы из Сирта и аль-Джуфры при условии, что в эти города войдут международные силы, чтобы сформировать буферную зону, разделяющую ПНС и ЛНА, до подписания соглашения о прекращении огня между двумя сторонами.

Главная цель — возобновить экспорт нефти, потому что нынешнее положение NOC негативно влияет как на страны, получающие выгоду от экспорта, так и на саму Ливию.

 

Со своей стороны, американцы предложили Салеху посетить Америку, чтобы выступить перед Конгрессом США и представить им факты, описывающие ситуацию на местах, а также видение Каирской декларации и механизма ее реализации.

 

В свою очередь Салех выдвинул встречные предложения по реализации каирской декларации в части: поддержки политического решения и справедливого распределения власти и богатства. Эти задачи должна будет выполнять новая власть после того, как она будет сформирована на базе трех регионов.

Также обсуждался вопрос о том, что Сирт должен стать новой столицей ливийцев, которая на переходном этапе объединит их совместные институты под национальным правительством и сделано предложение о том, чтобы в этом городе развернуть объединенные силы безопасности с обеих сторон.

Председатель Палаты представителей также подтвердил, что ранее он посещал Россию и встречался с министром иностранных дел Сергеем Лавровым. В РФ поддерживают каирскую декларацию и видение Палаты представителей.

Так же было высказано пожелание в том, чтобы Сарадж не участвовал в разрешении кризиса — решения должны находиться в руках Палаты представителей и Государственного совета.

 

Объявленное перемирие и начало переговорного процесса

 

Правительство национального согласия (ПНС) Ливии объявило 21 августа о немедленном прекращении огня и приостановке всех военных операций на территории республики.

В тексте заявления ПНС отмечено, что для реализации режима прекращения огня необходимо создание демилитаризованной зоны в стратегически значимых ливийских городах Сирт и Эль-Джуфра.

ПНС также призвало к проведению президентских и парламентских выборов в республике в марте следующего года.

Кроме того, в заявлении говорится о необходимости возобновить добычу и экспорт ливийской нефти. При этом доходы от продажи сырья должны переводиться на счет Национальной нефтяной корпорации (National Oil Corporation, NOC) Ливии в иностранном банке, отмечается в документе.

 

С заявлением в тот же день выступил и спикер заседающего на востоке Ливии парламента Агила Салех. Он также призвал к перемирию в стране и выразил надежду на обеспечение безопасности в городе Сирт силами полиции. Парламент выразил надежду, что перемирие «позволит сделать город Сирт временной штаб-квартирой нового президентского совета Ливии».

 

Т.е. главным условием перемирия (приостановке наступления ПСН), началом мирных переговоров и обсуждения каирской инициативы (ее политической части) задекларирована необходимость создания демилитаризованной зоны.

 

«Буферная зона» как предмет обсуждения (Турция-Россия)

 

Обращает внимание тот факт, что все это время проходили активные консультации и переговоры между Турцией и Россией по ливийскому вопросу урегулирования. США в свое время не откликнулись на предложение Москвы к прямым переговорам по Ливии в формате США-Россия. Так же Кремль не имеет возможности вести переговоры на площадке ООН со спецпредставителем по Ливии, потому что его назначение постоянно откладывается.

Создается ситуация, похожая на подобную ситуацию, которая произошла на севере Сирии, когда Россия была вынуждена решать спорные вопросы с Турцией с позиции «участника на земле» один на один после того, как Турция объявила операцию по созданию буферной зоны с сирийскими курдами (Операция «Источник мира», начало которой было объявлено 9 октября 2019 года), но под пристальным наблюдением и контролем остальных международных игроков. (подробности здесь: События на севере Сирии – вторжение Турции: сценарии, процессы реализации, результаты. https://geo-analytics.com.ua/blizhnij-vostok/sobytiya-na-severe-sirii-vtorzhenie-turcii-scenarii-processy-realizacii-rezultaty-2/ ).

 

31 августа и 1 сентября в Москве состоялся очередной раунд консультаций по Ливии российской межведомственной делегации во главе со спецпредставителем Президента Российской Федерации по Ближнему Востоку и странам Африки, заместителем Министра иностранных дел Российской Федерации М.Л.Богдановым с турецкой межведомственной делегацией во главе с заместителем Министра иностранных дел Турецкой Республики Седатом Оналом.

По окончанию переговоров сторонами были сделаны заявления:

Турция:

  • подчеркнута важность Сирта и аль-Джуфры в обеспечении продолжительного РПО в Ливии.
  • подчеркнуто, что необходимо определить условия демилитаризации этих регионов, и в этом контексте было заявлено о поддержке работы Совместной военной комиссии в формате «5 + 5», проводимой ливийцами под руководством ООН.
  • отмечена важность реализации резолюций, достигнутых на Берлинской конференции, и важность начала всестороннего политического диалога между ливийцами под эгидой ООН с целью достижения политического решения в Ливии.
  • принято решение о продолжении сотрудничества между Турцией и РФ для того, чтобы внести вклад в поиск политического решения в Ливии

Россия:

  • подтверждена обоюдная заинтересованность Москвы и Анкары в дальнейшей координации подходов в интересах содействия налаживанию конструктивного межливийского диалога с участием всех ведущих политических сил и объединений.
  • отмечалась необходимость весомой эффективной роли ООН по выполнению решений Международной конференции, состоявшейся в Берлине 19 января, и скорейшего назначения нового спецпредставителя Генерального секретаря ООН по Ливии.
  • Было условлено продолжать российско-турецкие межведомственные контакты по комплексу вопросов урегулирования ливийского кризиса.

 

Также нужно отметить, что накануне переговоров, 30 августа, российской стороной было заявлено, что Москва не планирует создавать военную базу в Ливии, соответствующих запросов в адрес ливийских властей не направлялось. Ранее министр внутренних дел Правительства национального согласия Ливии (ПНС) Фатхи Башага в интервью агентству Блумберг заявил о необходимости «помешать планам России создать базы в Сирте и Джуфре».

 

Возможность создания «буферной зоны» в Сирте – очень важная тема для России. У РФ есть богатый опыт в создании подобного рода «зон» и собственном участии с последующим увеличением контроля в них и продвижения собственных интересов силовыми методами на примере создания такой зоны в Идлибе (Сирия), где в качестве гарантов соблюдения перемирия противоборствующими сторонами выступают все те же Россия и Турция.

В ливийском вопросе американской стороной было предложено создание такой зоны, но только при участии международных сил.

С одной стороны, для введения международного контингента потребуется безоговорочное согласие сторон конфликта и утверждение на площадке ООН, где российская сторона имеет возможность влияния (право «вето»). Но есть угроза того, что, если подобное решение будет заблокировано на площадке ООН, тогда американская сторона в одностороннем порядке может принять предложение ПСН (международно признанной) и создать на территории Ливии свою военную базу.

С другой стороны, на примере Сирии и создания Идлибской зоны деэскалации не потребовалось участие ООН, так как был создан так называемый «Астанинский формат» (Россия-Иран-Турция), в рамках которого и было принято решение о создании таких зон, ответственность за соблюдение в которых возлагалось на участников формата, конкретно – на Россию и Турцию, которые декларировали себя представителями (гарантами) противостоящих сторон. Противостоящие стороны (власть Б.Асада и представители оппозиционных сил Идлиба) согласились и поддержали создание таких зон.

 

Решение о создании четырех зон деэскалации: в провинции Идлиб и части районов ближайших провинций (Латакия, Хама и Алеппо), севере провинции Хама, пригороде Дамаска — Восточной Гуте и в южных провинциях (Дераа и Кунейтре) было принято 4-5 мая 2017 года в ходе переговоров 4-5 мая 2017 года в Астане.

В противовес договоренностям, силы режима Асада и проиранские вооруженные отряды при поддержке ВКС России установили контроль над тремя из четырех зон деэскалации. Единственным оплотом противников Асада остался Идлиб, куда были вынуждены бежать миллионы сирийцев.

В итоге, за несколько лет под различными предлогами власть Б.Асада при поддержке России и Ирана силовыми военными действиями значительно увеличили площадь своего присутствия в этой зоне —  под контроль сил режима Башара Асада перешла уже половина территории последней из зон деэскалации в Сирии.

 

Поэтому сценарий создания подобной зоны у России присутствует, но только на собственных условиях. Также участие в создании и реализации такой зоны помогло бы России легализовать свое незаконное косвенное военное присутствие в Ливии, переведя его в легитимное.

 

А претензий к незаконному нахождению на территории Ливии подконтрольных Кремлю наемников становится все больше, их обвиняют в том числе и в военных преступлениях, совершаемых под прикрытием ЛНА (Хафтара).

 

Так, новый доклад экспертов ООН фиксирует увеличение материально-технической поддержки ЧВК Вагнера в Ливии, за 9 месяцев из Сирии было совершено 338 военных грузовых рейсов.

Также Euro-Mediterranean Human Rights Monitor предупредил, что неоднократные взрывы мин в двух самых густонаселенных городах Ливии — Триполи и Сирте, представляют серьезную опасность для жителей. Euro-Med Monitor подчеркнул влияние группы российских наемников, известных как группа Вагнера, и союзных сил под командованием Халифы Хафтара, заявив, что группа Вагнера установила значительное количество наземных мин в соседнем Сирте и на дорогах, ведущих на юг и запад.

 

Судя по активным переговорам последних месяцев между Турцией и Россией, у которых есть заинтересованность и опыт в Идлибской зоне деэскалации, можно предположить, что рассматривается вопрос о создании подобной зоны и в Ливии.

 

Американская же сторона выступает против подобного развития событий, но используют такой фактор переговоров между Турцией и Россией о возможности создания такой зоны в промежутке обсуждений от буферной зоны под контролем международных сил(1), зоны деэскалации (2) до демилитаризированной зоны (3), чтобы добиться своих промежуточных целей – начала переговорного процесса между непосредственными участниками конфликта в Ливии, пока заинтересованные международные акторы (агенты влияния, вовлеченные в конфликт) обсуждают условия в двусторонних переговорах между собой и других форматах.

 

Немного о «буферных зонах» и их различиях, условно:

Как видно из вышесказанного, демилитаризированная зона подразумевает под собой отсутствие на ее территории любых военных объектов и вооруженных сил.

Можно предположить, что переговоры турецкой и российской стороны сводятся к согласованию некоего гибридного варианта из двух предложений – «зоны деэскалации» и «демилитаризированной зоны».

 

Американцы продолжают оказывать давление на Россию через заявления о том, что «США обеспокоены вовлеченностью России на ливийском направлении».

«Это было большой ошибкой пускать Россию в Сирию, ожидая, что на этом все закончится. Я думаю, что вовлеченность РФ в сирийский конфликт, подталкивает и поощряет их. Сейчас их вовлеченность в таких странах, как Ливия очень беспокоит нас. Перспектива того, что у России появится еще одна «витрина» на другом фронте очень тревожна, и мы не думаем, что это отвечает интересам Ливии или Европы», — сказал помощник госсекретаря США по делам Ближнего Востока Дэвид Шенкер, выступая в Брукингском институте.

 

Одновременно США усиливают давление не только на РФ, но и на Хафтара через возможное судебное преследование в США. Это может дать дополнительные аргументы для личного преследования Хафтара со стороны как минимум властей США, как максимум коллективного Запада, в случае доказательства его вины и отсутствию прогресса в ливийском вопросе или может помочь исключить его из переговорного процесса.

По всей видимости – это пока только «пробный камень», сигнал и изучение возможности влияния через судебные процессы на примере двух истцов, но в случае создания прецедента процесс может стать массовым и необратимым для Хафтара. Военные преступления и преступления против человечности – достаточно жесткое и серьезное обвинение.

 

Так, два гражданина Ливии предъявили в федеральном суде штата Вирджиния иск к фельдмаршалу Халифе Хафтару, возложив на него ответственность за действия его войск, приведшие к гибели, ранению и незаконному лишению свободы родственников истцов. Об этом сообщила в четверг телекомпания NBC.

Она обращает внимание на то, что фельдмаршал обладает американским и ливийским гражданством, проживает в Вирджинии и с 2014 года вложил в покупку объектов недвижимости в этом штате более $8 млн.

Одним из истцов является женщина, утверждающая, что 5 января 2017 года трое ее детей погибли в доме, в который попал снаряд, выпущенный артиллерией Ливийской национальной армии (ЛНА). Другой ребенок истицы был ранен, а муж был вскоре задержан бойцами ЛНА. Еще один ливиец возлагает на Хафтара ответственность за гибель своих отца, двух братьев и двух сестер во время осады анклава Ганфуда.

Адвокат истцов Марк Зейд обратился напрямую к министру юстиции — генеральному прокурору США Уильяму Барру с ходатайством о начале уголовного преследования фельдмаршала за «неоднократные нарушения международного права и законов США».

Ему вменяются в вину «внесудебные расправы, пытки, преступления против человечности, военные преступления, жестокое и бесчеловечное обращение с людьми и задержания без каких-либо оснований».

Истцы требуют от властей США вмешаться ввиду отсутствия в Ливии функционирующей юридической системы.

 

И видимо эти методы действуют, потому что уже 13 сентября посольство США в Ливии заявило, что Ливийская национальная армия (ЛНА) передала американскому правительству сообщения о личной приверженности своего командующего маршала Халифы Хафтара полному восстановлению работы энергетического сектора в стране и возобновлению добычи нефти.

«ЛНА впоследствии передавала правительству США личную приверженность генерала Хафтара разрешить полное открытие энергетического сектора не позднее 12 сентября», — говорится в заявлении посольства, опубликованным после обмена письмами между Хафтаром и послом США Ричардом Норландом.

Американское посольство добавило, что приветствует со своей стороны восстановление работы Национальной нефтяной корпорации в Ливии. США также поддерживают финансовую модель, при которой существует гарантия, что доходы от реализации нефти и газа будут распределяться открыто и использоваться на благо ливийского народа.

 

Назначение даты переговоров в Женеве

 

Также было объявлено о том, что Межливийские переговоры в Женеве пройдут 17-28 сентября. «Встреча в Женеве пройдет с 17 по 28 сентября, прибудут все делегации, состоится большая встреча с целью найти выход при международных гарантиях и гарантиях с ливийской стороны», — сообщил вице-председатель верховного совета шейхов и старейшин племен Ливии ас-Сенуси аль-Халик.

 

Также 6 сентября в марокканской Бузнике прошли двухдневные переговоры делегаций от Высшего государственного совета Ливии (ВГС), представляющего Триполи, и парламента во главе с Агилой Салехом, заседающего в Тобруке. Диалог был нацелен на закрепление режима прекращения огня и подготовку переговоров для разрешения противоречий между сторонами.

 

Также, видимо, как подготовка к предстоящим переговорам в Женеве и для снятия претензий сторонами друг к другу, в том числе и персональных, в качестве компромиссов анонсирован ряд отставок.

Так, Временное правительство Ливии, заседающее на востоке страны, 13 сентября подало в Палату представителей прошение об отставке.

А агентство Блумберг со ссылкой на информированных чиновников 15 сентября сообщило, что «Глава Правительства национального согласия (ПНС) Ливии Файез Саррадж намерен объявить о своей отставке». Сообщается, что Саррадж обсуждал планы о своей отставке с ливийскими и международными партнерами. По данным ряда источников агентства, он объявит о своем решении к концу недели. Агентство отмечает, что Саррадж продолжит исполнять свои обязанности вплоть до переговоров в Женеве в следующем месяце.

 

Ситуация в развитие.

 

Средиземноморье – подготовка к переговорному процессу

 

Одновременно с Ливией, где противостоящие стороны при посредничестве США проявили наконец-то заинтересованность в переговорном процессе, ситуация и в Средиземноморье тоже постепенно выходит на возможности организации диалога при выстраивании балансов.

 

Участники саммита стран Южной Европы (MED 7) 10 сентября выразили поддержку Греции и Кипру в свете действий Турции. Об этом заявил президент Франции Эмманюэль Макрон на пресс-конференции по итогам совещания представителей государств региона на Корсике, в котором по приглашению французской стороны приняли участие Греция, Испания, Италия, Кипр, Мальта и Португалия.

Макрон сообщил, что Франция намерена вступить в «ответственный диалог» с Турцией для снижения напряженности в Восточном Средиземноморье.

«Наше Средиземноморье сегодня стало театром конфликтов, которые продолжаются в Сирии и в Ливии», — сказал французский лидер. По его словам, «регион пытаются дестабилизировать исторические державы, руководствующиеся гегемонистскими мотивами. Нас беспокоит в связи с этим роль России и Турции», — отметил Макрон.

 

Афины же не исключают привлечение Международного суда ООН: Поведение Турции «угрожает» восточным границам Европы и «подрывает» безопасность в регионе, отметил Мицотакис. Афины готовы разрешить разногласия с Анкарой мирным путем, подчеркнул он. Однако премьер Греции допустил привлечение Международного суда ООН, если сторонам не удастся прийти к единой позиции.

В свою очередь президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган призвал греческие власти воздержаться от «ошибочных действий». Турецкий лидер также предостерег от «ссоры» с Турцией президента Франции Эмманюэля Макрона, который 10 сентября призвал Анкару не пересекать «красные линии» в конфликте с Афинами.

 

Проблема с началом переговоров между Грецией и Турцией лежит еще и в плоскости того, что Турция объявила, что готова к переговорам без предварительных условий (но уже предприняла определенные действия по разработке спорного шельфа), а Греция выставляет предварительным условием вывод из спорного квадрата всех турецких кораблей.

 

Правительство Кириакоса Мицотакиса ждет, когда ситуацию прояснит главный посредник в морском споре – Германия. До настоящего времени ей удавалось разряжать ситуацию: «Меркель работает над тем, чтобы получить четкое представление о намерениях Эрдогана в преддверии саммита лидеров ЕС 24 и 25 сентября, на котором будут обсуждаться возможные санкции против Анкары».

Кабмин Мицотакиса настаивает, чтобы диалог с Турцией – если его все-таки согласуют – начался как минимум через месяц после вывода турецких кораблей из спорных районов, и чтобы он сосредоточился исключительно на вопросе континентального шельфа и морских зон.

Если переговоры начнутся и никакого компромисса не будет достигнуто в течение четырех месяцев, средиземноморское досье следует передать на рассмотрение Международного суда в Гааге, — так считают и в ФРГ.

 

Одновременно США подает сигналы о своей поддержке республике Кипр, но признают и право турок-киприотов осваивать энергетические ресурсы вокруг Кипра. Американцы призывают разрешит спорный вопрос путем переговоров и договорённостей, и осуждают силовые методы Анкары.

Республика Кипр и США подписали 12 сентября меморандум о взаимопонимании с целью дальнейшего сотрудничества в сфере обороны. Документ был подписан в рамках двустороннего сотрудничества в областях безопасности и обороны с целью создания учебного центра в Ларнаке, который будет называться «Кипрский центр сухопутной, морской и портовой безопасности» (Cyprus Centre for Land, Open Seas and Port Security). Его аббревиатура пишется как CYCLOPS.

 

Далее США делают развернутые заявления, поясняющие их позицию по спорному вопросу в Средиземноморье.

«Рост напряженности в Восточном Средиземноморье выгоден противникам трансатлантического единства», — заявил госсекретарь США Майкл Помпео. Во время своего выступления Помпео сообщил, что президент США Дональд Трамп переговорил на тему эскалации напряженности в этом регионе с президентом Турции Тайипом Эрдоганом и премьер-министром Греции Кириакосом Мицотакисом.

«Странам в этом регионе необходимо урегулировать разногласия, в том числе по вопросам безопасности, энергетических ресурсов и по морской проблематике, дипломатическим и мирным путем», — сказал глава Госдепартамента. «Рост военной напряженности не помогает никому, кроме противников, которые хотели бы увидеть разногласия в трансатлантическом единстве», — добавил он.

Восточное Средиземноморье, полагает глава американского внешнеполитического ведомства, «способно объединить многие страны и создать новые рынки посредством энергетики». При этом, как он подчеркнул, «энергетические ресурсы (в зоне вокруг Кипра) должны быть разделены как между греками-киприотами, так и между турками-киприотами».

В то же время госсекретарь США обозначил негативное отношение Вашингтона к шагам Анкары по освоению газовых ресурсов на кипрском шельфе. «Мы продолжаем сохранять глубокую обеспокоенность в отношении продолжающихся операций Турции», — сказал он, добавив, что «у Республики Кипр есть право осваивать свои природные ресурсы» в своих «территориальном море и исключительной экономической зоне».

 

Турецкое исследовательское судно Oruc Reis 13 сентября покинуло спорный район Восточного Средиземноморья, по некоторым данным срок работы Oruc Reis и сопровождающих судов Ataman и Cingizhan истек, они стоят на якоре близ турецкой Антальи.

 

Причина, по которой суда Турции покинули спорную зону озвучена достаточно нейтрально – окончание сроков работы, но возможно это сигнал к тому, чтобы начать переговорный процесс вокруг спорного шельфа при сохранении «лица» для всех игроков.

 

Ситуация в развитие.

 

Промежуточный вывод

 

На разрушение жесткой привязки политических тезисов в «каирской инициативе» к требованиям по лигитимизации ЛНА и передаче под ее управление всего силового блока страны и была выстроена дальнейшая дипломатическая работа, в том числе и американцев.

 

США предложили свою инициативу по посредничеству для решения ливийского кризиса. Суть инициативы:

  • ЛНА выводят силы из Сирта и аль-Джуфры
  • в эти города войдут международные силы, чтобы сформировать буферную зону, разделяющую ПНС и ЛНА, до подписания соглашения о прекращении огня между двумя сторонами.
  • Главная цель — возобновить экспорт нефти.
  • американцы предложили представителям Востока Ливии посетить Америку, чтобы выступить перед Конгрессом США и представить им факты, описывающие ситуацию на местах, а также видение Каирской декларации и механизма ее реализации.

 

Одно из условий со стороны парламента, заседающего на Востоке —  Сарадж не должен участвовать в разрешении кризиса, решения должны находиться в руках Палаты представителей и Государственного совета.

 

Также все это время проходили активные консультации и переговоры между Турцией и Россией по ливийскому вопросу урегулирования, в том числе и обсуждения о создании и функционировании «буферной зоны» в различных интерпретациях: в промежутке обсуждений от буферной зоны под контролем международных сил, зоны деэскалации до демилитаризированной зоны.

Участие в создании и реализации такой зоны помогло бы России легализовать свое незаконное косвенное военное присутствие в Ливии, переведя его в легитимное.

Можно предположить, что переговоры турецкой и российской стороны сводятся к согласованию некоего гибридного варианта из двух предложений – «зоны деэскалации» и «демилитаризированной зоны» по сирийскому опыту.

 

Американцы же продолжают оказывать давление на Россию через заявления о злонамеренной вовлеченности России на ливийском направлении. Одновременно США усиливают давление не только на РФ, но и на Хафтара через возможное судебное преследование в США.

 

Противостоящими сторонами подтверждено решение о том, что межливийские переговоры в Женеве пройдут 17-28 сентября. Также, видимо, как подготовка к предстоящим переговорам в Женеве и для снятия претензий сторонами друг к другу, в том числе и персональных, в качестве компромиссов анонсирован ряд отставок:

  • Временное правительство Ливии подало в отставку
  • Глава Правительства национального согласия (ПНС) Ливии Файез Саррадж намерен объявить о своей отставке

 

События в Ливии так же влияют на расстановку сил и балансов для урегулирования споров в Средиземноморье. Готовится переговорная площадка между основными игроками уже и в этом вопросе.

 

 

Вывод

 

ЕС (Коллективный Запад)

 

Как видно из вышеизложенного, урегулирование ливийского конфликта силами коллективного Запада (ЕС) на Берлинской площадке не увенчалось успехом, несмотря на предпринятые усилия.

Пользуясь противоречиями основных игроков участники конфликта попытались изменить расстановку «сил на земле», прибегая к силовым (военным) методам открытого (Турция-ПНС) и скрытого (Россия-ЛНА) характера, поддерживая противоборствующие стороны, одновременно блокируя выполнение мирных инициатив.

Россию обвиняют во вмешательстве в дела Ливии, продолжающимся наплывом российского военного оборудования, оружия и российских наемников «Вагнера», которые «спровоцировали интервенцию Турции».

 

У ЕС нет действенных инструментов и площадок для разрешения кризиса, остановки насилия, контролю противоборствующих сторон и переходу к мирному переговорному процессу.

 

Появился запрос на вмешательство «третьей силы», обладающей такими инструментами.

 

 

США

 

Американская сторона так оценивает происходящие события в Ливии:

  • Прежде всего — это европейская проблема.
  • ситуация в Ливии чрезвычайно сложная, потому что ливийцы не в состоянии принимать собственные решения, они полностью зависят от иностранных субъектов.
  • США при этом продолжают энергичные усилия, в основном закулисные, в поддержку политического урегулирования в рамках политики, которую они характеризуют как «активный нейтралитет».

 

Для усиления своего влияния на Ближнем Востоке США необходимо выстроить балансы в регионе соответственно собственным интересам. Вашингтон прибегает к тактике создания региональных коалиций с привлечением к ним союзников и партнеров. В создание антииранской коалиции (которая становится в том числе и антироссийской, а далее и антикитайской) необходимо подключение к ней Израиля (замиривание Израиля с арабским миром).

Одним из проектов в данном региональном пространстве с участием Израиля было обозначено строительство газопровода EastMed, который снижал бы зависимость Европы от российского газа, и подразумевал бы в дальнейшем присоединение к нему стран арабского мира, которые бы получали бы доступ к европейскому рынку.

А этот проект автоматически приводит к разрешению конфликта в Средиземноморье в спорном вопросе по разделу шельфа между заинтересованными участниками в том числе и в ливийском конфликте.

Реализация этой стратегии привела США в решение ливийского конфликта в статус наблюдателя – дав возможность Америке занять позицию «Активного нейтралитета», т.е. не входить в конфликт, а стать модератором всех процессов и участников, создавая балансы для сохранения и продвижения собственных интересов, но и не позволяя другим заинтересованным сторонам нарушать эти балансы в сторону собственных узких интересов в регионе.

Американцы назвали действия России — вызовом интересам США и региональной стабильности в Восточном Средиземноморье и призвали противостоящие в Ливии стороны — Правительство национального согласия (ПНС) и Ливийскую национальную армию (ЛНА) — к переговорам «без вмешательства России».

 

Как видно из вышеизложенного, основная задача данного периода была изменить позиции вовлеченных сторон в сторону принятия деэскалации военных действий для возможности начала переговорного процесса разными методами и аргументами.

Главная же цель – это возможность восстановления полноценной работы нефтегазодобывающего комплекса в Ливии, который является основным источником наполнения бюджета этой страны.

В результате изменения позиций вовлеченных сторон обозначились новые балансы и линии противостояния, связанные опять же с противостоянием в Средиземноморье (вопрос разделения спорного шельфа).

 

На разрушение жесткой привязки политических тезисов в «каирской инициативе» к требованиям по лигитимизации ЛНА и передаче под ее управление всего силового блока страны и была выстроена дальнейшая дипломатическая работа американцев.

США предложили свою инициативу по посредничеству для решения ливийского кризиса. Одно из предложений в данной инициативе – создание «буферной зоны» межу конфликтующими сторонами для начала мирных переговоров и обсуждения политической части «каирской инициативы» в формате берлинских договоренностей.

Было получено согласие сторон на разблокирование работы нефтегазового комплекса страны, что ставилось главной целью.

Идея же создания «буферной зоны» нашла живой отклик у российской стороны, которая в свою очередь разблокировала возможность переговоров по мирному урегулированию.

Сдерживание. Американцы же продолжают оказывать давление на Россию через заявления о злонамеренной вовлеченности России на ливийском направлении. Одновременно США усиливают давление не только на РФ, но и на Хафтара через возможное судебное преследование в США.

 

Можно сказать, что пока, на данный момент США удалось сбалансировать интересы всех акторов, вовлеченных как в ливийский конфликт, так и спроецировать балансы в Средиземноморье. При этом американцы действуют в рамках своих собственных интересов в регионе.

Как изменится стратегия, тактика и расстановка балансов после выборов в США, назначенных на 3 ноября и как это отразится в данном регионе, спрогнозировать на сегодняшний момент весьма затруднительно.

 

Россия.

 

За данный период российская сторона вошла в более тесный контакт и усилила свое влияние на востоке Ливии, где ей были сделаны привлекательные предложения взамен на ее поддержку в конфликте, такие как:

  • Временное правительство Ливии приглашает российские компании к восстановлению страны после достижения мира.
  • Новое государство будет дружественным к России, потому что Россия всегда играла позитивную роль.
  • племена выступают за то, чтобы открыть банковский счет для справедливого распределения прибыли от продажи нефти между всеми ливийцами, предпочтительный вариант – российский банк.
  • счет предлагается открыть в России, чтобы все средства от продажи нефти были на этом счету и затем распределялись в равной степени между тремя регионами Ливии.
  • Племена передали контроль и охрану нефтяных месторождений ЛНА (Хафтару), в число которых входят иностранные наемники, в числе которых – российские.

 

Также ЛНА (Хафтар), при поддержке РФ, установила тесные контакты с ее союзниками:

  • С сирийским правительством Б.Асада – открытие посольства.
  • В Венесуэле – переговорный процесс.

 

Также Россия объявила, что возобновляет работу посольства в Ливии, оно будет представлять интересы РФ на всей территории страны, пока оно будет базироваться в Тунисе.

 

Одновременно российской стороне были выдвинуты обвинения со стороны США и коллективного Запада: обвинения РФ в «злонамеренной деятельности по использованию региональных конфликтов ради своих узких политических и экономических интересов» и подрыве политического мирного процесса в Ливии.

По отношению к России в ливийском конфликте применяется тактика сдерживания.

 

Также все это время проходили активные консультации и переговоры между Турцией и Россией по ливийскому вопросу урегулирования, в том числе и обсуждения о создании и функционировании «буферной зоны» в различных интерпретациях: в промежутке обсуждений от «буферной зоны под контролем международных сил», «зоны деэскалации» до «демилитаризированной зоны».

Участие в создании и реализации такой зоны помогло бы России легализовать свое незаконное косвенное военное присутствие в Ливии, переведя его в легитимное.

Можно предположить, что переговоры турецкой и российской стороны сводятся к согласованию некоего гибридного варианта из двух предложений – «зоны деэскалации» и «демилитаризированной зоны» по сирийскому опыту.

Можно предположить, что на данный момент для российской стороны — это первостепенная задача: проработка возможности стать легитимным участником ливийского конфликта «на земле» в качестве гаранта одной из противостоящих сторон в «буферной зоне» и быть представленной в этой стране в качестве официальной силовой составляющей.

 

Ситуация в развитие.

 

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *