0

Интервью с Майклом Карпентером 25.10.20 — основные сигналы для Европы и России

Автор: Тимошенко Н.

 

Само интервью можно посмотреть по ссылке:  https://youtu.be/ZoGm5MW741g

 

Скоро мы узнаем результаты президентских выборов в США 3 ноября.

 

Есть мнение экспертов о том, что Майкл Карпентер в случае победы Байдена, станет или советником по Европе в Белом Доме или заместителем госсекретаря.

 

Майкл Карпентер — бывший советник вице-президента Байдена по международной политике, а ныне директор Пенн-Байден центра.

Биография Майкла Карпентера:  https://global.upenn.edu/penn-biden-center/person/michael-carpenter

Доктор Карпентер ранее работал в Пентагоне заместителем помощника министра обороны, отвечая за Россию, Украину, Евразию, Балканы и контроль над обычными вооружениями. Он также работал в Белом доме советником по внешней политике вице-президента Джо Байдена, а также в Совете национальной безопасности в качестве директора по России. Ранее доктор Карпентер был кадровым сотрудником дипломатической службы Государственного департамента.

 

Так, интервью вышло накануне выборов. Поэтому, несмотря на то, что это интервью человека не из штаба Дж. Байдена и к тому же только одного, но оно отражает возможные действия новой администрации США в случае победы Дж. Байдена.

Интервью Майкла Карпентера можно рассматривать как набор сигналов как для Европы, так и для России в перспективе смены американского внешнеполитического курса при президенте Байдене.

 

Европа 

 

Отметим несколько моментов из тезисов выступления Майкла Карпентера. Так, основная тема – восстановление более близких отношений с Европой «для критического сдвига».

 

Со слов Майкла Карпентера в случае победы Дж.Байдена на выборах в президенты США со стороны его администрации следует ожидать таких шагов и предложений в сторону Европы:

 

Восстановление трансатлантических связей в НАТО:

— солидарность и единство;

— укрепление возможности в области обороны и сдерживания;

— прагматичный и рациональный подход к распределению ответственности.

 

Поддержка политики ЕС в области борьбы с изменением климата:

— углеродная нейтральность США к 2050 г.

 

Политические инициативы:

— отмена импортных тарифов на торговлю между США и ЕС

— совместное инвестирование в инфраструктурные проекты «Инициатива трех морей»[1] .

 

Озвучены основные приоритеты внешней политики:

— продвижение демократического миропорядка;

— продвижение демократических норм и институтов (укрепление, коллективные действия, реформирование);

— созыв «Саммита демократий»;

— противодействие вмешательству в политику демократических государств.

 

Основной смысл построения нового миропорядка (биполярная система):

— конкуренция либеральных демократий (США, ЕС) и авторитарных олигархий (Китай, Иран, РФ).

— основной фокус на устойчивость и укрепление собственных институтов – экономической, информационной среде, защита «финансовой системы от потока грязных и непрозрачных денег».

— цель: защита от внешнего воздействия демократических институтов.

 

Почему Америке так важно восстановить отношения с ЕС и вывести их на новый уровень, по словам Карпентера «для критического сдвига», что она готова пойти на значительные уступки в интересах Европы (торговые войны, взносы НАТО, сохранение международных институтов, таких как ООН, ВОЗ и т.д.) в ущерб собственной экономической составляющей?

 

Карпентером указываются два направления, в которых подобной коалиции США с ЕС необходимо вести совместную работу – Китай и Россия.

 

Китай

 

Карпентер подтвердил консолидированный взгляд в демпартии о том, что Китай является стратегическим противником и конкурентом.

 

Озвучены системные проблемы, такие как воровство интеллектуальной собственности, искусственное поддержание конкурентоспособности субсидированием китайскими госкорпорациями, ограничение для доступа на китайский рынок западных компаний и т.д.

 

Т.е. первостепенными задачами со слов Карпентера определяются «устранение системных дисбалансов в области торговли и инвестиций», а также защита международных правовых принципов – свобода навигации, свобода передвижения по различным международным путям и т.д.

 

Для решения этой задачи предлагается создание широкой коалиции с ЕС для выработки единой позиции — «правила игры, которые должны соблюдаться»: «набор общих взглядов и подходов в области торговли, инвестиций, свободы навигации».

 

Сферы для сотрудничества с Китаем очерчены небольшим и незначительным количеством: например, вопросы изменения климата (т.е. экологическая сфера).

 

И далее делается, как на мой взгляд – сомнительный, вывод о том, что «у Китая не будет выбора, кроме как последовать лидерству большинства наций, прежде всего развитых экономик».

Т.е. в подходах к сдерживанию Китая наблюдается «иранизация вопроса» — блокирование. Ранее такой подход республиканцев к Ирану как раз активно критиковался демократической партией.

 

Вывод: предлагается создать широкую антикитайскую коалицию с участием ЕС не только для стратегического сдерживания Китая, но и для выдавливания его влияния в остальных регионах мира.

 

Россия

 

По российскому же вопросу Карпентером формулируются такие цели: «отстаивать принципы суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности границ».

 

Ограничение противостояния с Россией сводится к обозначению защиты своих институтов от влияния РФ (дезинформация, кибератаки, грязные деньги, которые идут понятным партиям и кандидатам, которых активно продвигает Кремль и его окружение).

 

Так же из сказанного Карпентера можно предположить некий предлагаемый «размен» (компромисс) для преодоления противоречий с Россий:

 

Политика взаимного невмешательства (Зоны влияния).

 

— с одной стороны, подчеркнуто, что в процессы внутри самой РФ у коллективного Запада и США нет никаких целей вмешиваться.

Также предложен вариант гарантии невмешательства России во внутренние дела коллективного Запада.

 

— с другой стороны обозначено пожелание, чтобы «Россия была нормальным демократическим обществом, которое соблюдает международные правила и является ответственным игроком».

 

Обозначены «красные линии»: российские войска в Украине, Грузии и Молдове – «это и есть нарушение этих фундаментальных принципов международного порядка».

 

Но не уточняется, что именно имеется ввиду – российские миротворцы в ПМР, Абхазии и Южной Осетии, российские кураторы в ОРДЛО, – это уже российские войска в Молдове, Грузии и в Украине или имеется ввиду возможность новой агрессии со стороны ВС РФ в этих странах? Вопрос аннексии Крыма и наличие там ВС РФ входит в этот пакет?

Ставится ли возможность скорого мирного, дипломатического разрешение спорных замороженных военных конфликтов на этих территориях, в особенности в Украине (ОРДЛО), как условие для начала «разморозки» взаимоотношений между США и Россией и на каких условиях?

 

Еще одна «красная линия», обозначенная Карпентером для России: «противостояние Кремля интересам Запада через военный авантюризм, так называемые «активные мероприятия»».

 

В случае принятия таких (пока еще публично не обозначенных в конкретике, но выделенных в условных фразах — соблюдение международных правил, отказ от военного авантюризма) условий предлагается сотрудничество по «широкому кругу вопросов – от глобального потепления до нераспространения оружия массового уничтожения до борьбы с терроризмом и так далее».

 

Опять же возникает вопрос о каком периоде идет речь? О предыдущих периодах, где РФ должна исправить ошибки? Или о будущих периодах, в которых она должна их больше не повторять?

 

Вопросы нераспространения оружия массового уничтожения, борьбы с терроризмом – чувствительные темы для России, в которых она настойчиво предлагала свое сотрудничество коллективному Западу как начальный минимальный этап для восстановления отношений.

 

Т.е. фактически рассматривается вопрос о так называемых «зонах влияния» и «красных линиях»:

— Россия и США обязуются не вмешиваться во внутренние дела друг друга,

— обозначены «нейтральные зоны» невмешательства обоих стран – такие как Молдова, Грузия, Украина, с предварительным выполнением Россией условия по исключению с их территории ее военных сил (красная линия – нахождение на обозначенных территориях российских военных);

— еще одна красная линия, обозначенная для РФ – это противостояние Кремля интересам Запада через военный авантюризм (касается участия России в других зонах влияния в международном пространстве).

 

Новая тактика сдерживания России:

 

Основная проблема, по мнению Карпентера – это «грязные деньги» из России, которые отмываются в Европе, и оказывают «влияние на политику» и «в целом на коррупционное разлагание финансовых институтов западных стран, используются для финансирования ультраправых политических партий, чья цель – дискредитировать НАТО, ЕС, посеять хаос в западных обществах».

 

Обозначено, что «нужна большая прозрачность международных финансовых рынков» и в ЕС «нет регулятора по борьбе с отмыванием денег». Национальные регуляторы не справляются с поставленными задачами.

 

Цель: создать в ЕС наднационального регулятора по борьбе с отмыванием денег с возможностью непосредственного сотрудничества с США, которые «создадут правила транспарентности финансовых транзакциях» и смогут «вести расследования происхождения грязных денег».

 

 

Из вышесказанного следует,

 

Ради создания наднационального регулятора в ЕС по борьбе с отмыванием денег (с обязательным участием США) и последующего поиска «грязных денег» России в том числе, Америка готова предложить Европе большие преференции во взаимоотношениях.

 

Предлагается построение биполярной системы нового мироустройства, где на одной стороне противостояния (конкуренции) будут находиться либеральные демократии (США, ЕС), на другой — авторитарные олигархии (Китай, Иран, РФ).

 

В отличие от тактики сдерживания Китая (всеобъемлющей: и экономической, и финансовой, и военно-стратегической и т.д.), сдерживание России предполагает более мягкий подход — возможность сотрудничества.

 

Можно предположить, что для России есть предложение особого места или особого отношения в будущем мироустройстве (более лояльного, нежели чем к Китаю) в случае принятия Кремлем определенных условий от либеральных демократий, главные из которых:

принцип невмешательства во внутренние дела либеральных демократий;  

— признание «нейтральными зоны влияния» в Грузии, Украине, Молдове.

— не пересечение обозначенных Западом красных линий.

 

Какие механизмы и какие инструменты могут предложить США России или наоборот для закрепления возможных договоренностей и в чем их конкретная суть – пока не обозначено, но обозначены основные вопросы и направления, которые обсуждаются.

 

И еще один момент, который можно сформулировать в виде вопроса для будущих периодов в случае, если все-таки такой наднациональный регулятор с участием США будет создан и заработает: «Что будет происходить далее с «грязными деньгами» после их обнаружения и проведенных расследований?».

 

Ведь по сути такой орган получает полный контроль за передвижением всех финансовых средств и мире с одной стороны, с другой стороны – орган будет являться наднациональным, т.е. не принадлежащим какой-то одной стране или союзу. Кто будет контролировать такой орган и его деятельность?

 

 

 

[1] «Инициатива трёх морей» (ИТМ), также известная как «Балто-Адриато-Черноморская инициатива» (БАЧИ) или «Триморье», представляет собой объединение двенадцати государств Европейского союза, расположенных в Центральной и Восточной Европе. Территория стран-участниц имеет выход к Адриатическому, Балтийскому и Чёрному морям. Целью организации является налаживание регионального диалога по различным вопросам, затрагивающим государства-члены. ИТМ имеет двенадцать государств-членов вдоль меридиональной оси от Балтийского моря к Адриатическому и Чёрному моря: Австрия, Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Хорватия, Чехия и Эстония. Все страны-участницы, за исключением Австрии, являются бывшими социалистическими странами

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *