0

Панорама событий за неделю: Карабах (10.10.20 – 18.10.20)

Автор: Тимошенко Н.

 

О переговорах
Заявления участников конфликта.
• Азербайджан:
• Армения
Заявления региональных заинтересованных игроков: Ирана, Турции, России
• Иран
• Турция
• Россия
— Миротворцы
— Сирия
— Ливия
• Россия – Турция
Предварительные выводы.

 

 

О переговорах

 

На фоне активных боевых действий «на земле», не смотря на достигнутые 10 октября «московские» договорённости о прекращении огня», все заинтересованные стороны продолжают посылать сигналы и уточнять свои позиции перед будущими полноценными переговорами.

 

Данный период президент Азербайджана Ильхам Алиев обозначил как «фазу принуждения к переговорам».

 

Остановимся очень кратко на основных заявленных позициях сторон.

Непосредственные участники конфликта – Азербайджан и Армения (НКР не признанная, поэтому в переговорах не участвует)

Региональные заинтересованные игроки: Турция, Иран, Россия.

Отметим площадку (формат), на котором происходило урегулирование конфликта ранее: Минская группа ОБСЕ, в составе представителей – США, Франции, России.

Т.е. из заинтересованных региональных участников в группе по урегулированию конфликта представлена только Россия. США и Франция не являются региональными представителями на этой площадке.

 

Основной вопрос, который решался на этой неделе в конфликте можно обозначить как предложения по поиску или созданию новой конфигурации переговорной площадки, отвечающей запросам региональных игроков.

 

Заявления участников конфликта.

 

Азербайджан:

  • Московские договоренности по Карабаху отвечают интересам Баку. Заявление по итогам трехсторонних переговоров в Москве между министрами иностранных дел РФ, Армении и Азербайджана предполагает вывод армянских сил из Карабаха.
  • Азербайджан будет идти до конца.
  • Азербайджан немедленно прервет дипломатические отношения с любой страной, которая признает независимость Нагорного Карабаха
  • «Красной чертой» для Азербайджана является признание независимости Нагорного Карабаха, ни при каких условиях территориальная целостность Азербайджана не может быть нарушена.
  • У Баку нет планов перенести карабахский конфликт на территорию Армении.
  • Баку считает, что есть все возможности для перехода к дипломатической фазе урегулирования.
  • Текущий состав Минской группы ОБСЕ не во всем актуален, так как составлялся еще в 1992 году. Если бы группа формировалась в настоящее время, среди ее членов были бы другие страны, поэтому обновленный состав отражал бы намерения и пожелания сторон конфликта.
  • Турция должна играть активную роль в процессе конфликта.
  • Баку и Анкара не обсуждали вопрос о создании турецкой военной базы на территории Азербайджана.
  • Когда начнутся переговоры по мирному урегулированию в Карабахе, пока неизвестно.

 

Основной посыл Азербайджана сводится к тому, что Турция должна играть активную роль в процессе конфликта (изменение или расширение формата посредников урегулирования конфликта) и что Азербайджан, действуя с позиции силы, будет принуждать Армению к переговорам по НКР на своих условиях, что в первую очередь предполагает вывод армянских сил из Карабаха.

 

Армения

  • Окончательным решением карабахской проблемы должно стать признание права на самоопределение Народа непризнанной Нагорно-Карабахской республики.
  • «Красной чертой» для Армении является право на самоопределение Нагорного Карабаха, и отказаться от этого Ереван не вправе
  • Армян, воюющих в Нагорном Карабахе, нельзя считать наемниками, это представители диаспоры
  • В процессе решения карабахской проблемы необходимо применить формулу «Отделение во имя спасения», «являющуюся современным проявлением принципа самоопределения народов».
  • Обвинили Турцию и Израиль в том, что они под видом гуманитарных грузов в Азербайджан поставляются ударные беспилотники.
  • Президент непризнанной НКР заявил, что власти Израиля, поставляющие наступательное вооружение Азербайджану «несут ответственность за геноцид в Карабахе».
  • Переброска Турцией боевиков из Сирии и Ливии в Нагорный Карабах чревата всплеском террористической активности в регионе и за его пределами
  • Генеральная прокуратура Армении активно сотрудничает с Россией и Ираном для пресечения проникновения в эти страны боевиков.

 

Армянская сторона особенно активно транслировала месседжи о якобы имеющей место быть переброске наемников из Сирии и Ливии, о возникающих в этом случае возможных террористических угрозах всему региону, активно пытаясь найти союзников на теме «борьбы с терроризмом».

Обозначение же о возможной вовлеченности Израиля в поставки вооружений Азербайджану видимо должно было стимулировать заинтересованность Ирана в принятии стороны Армении в данной фазе конфликта и гарантировать Армении поддержку с его стороны.

Также предпринималась попытка призвать «Армению, Россию и Иран создать совместный антитеррористический центр для выявления проникших в регион международных террористов» со стороны парламента НКР, четко обозначивших своих региональных союзников, которых бы они хотели видеть единым фронтом, но данное предложение было отвергнуто с российской стороны, как на данный момент не имеющее перспектив.

 

Заявления региональных заинтересованных игроков: Ирана, Турции, России

 

Иран

 

Интересна и позиция Ирана, которую высказал советник Верховного вождя исламской революции и министр иностранных дел Велаяти. В своем интервью на этой неделе он обозначил пределы допустимого в таком контексте: оккупированные земли Армения должна вернуть, но особый упор сделал на «семи городах» (районах, не входивших в состав автономной области Нагорного Карабаха в советское время, но занятых армянскими силами в ходе войны). Иными словами, Нагорный Карабах – вопрос переговоров и одно дело, а оккупированные районы – другое.

 

Турция

 

  • Ситуация в Нагорном Карабахе может быть решена при диалоге между Россией, Арменией, Турцией и Азербайджаном. На протяжении 30 лет Минская группа [ОБСЕ] не могла найти решения по этой теме. Давайте тогда подумаем над другим механизмом.
  • Турция выступает за решение карабахского конфликта как в рамках Минской группы ОБСЕ, так и в рамках отношений с Россией.

 

 

Россия

Кремлю турецкие планы не нравятся. Россия привыкла смотреть на Закавказье как на зону своих особых интересов и негативно воспринимает любое стороннее вмешательство в регионе.

Также нужно помнить, что для коллективного Запада стремление закончить конфликт в Нагорном Карабахе имеет и такую цель — энергетическая безопасность Европы.

Однако, для России затяжной конфликт может быть выгоден. И если продолжится эскалация, нельзя полностью исключить нападение на критически важную нефтегазовую инфраструктуру Азербайджана. Если в расход пойдет инфраструктура, то южной Европе и той же Турции придется снова обращаться в Кремль. А это ставит Россию в более выгодные условия для переговоров.

 

Миротворцы

С одной стороны, в России считают, что включать Турцию в переговорный процесс — значит, лишать Россию ее качеств как посредника и делать из нее только союзника Армении.

Россия выступает с предложением Миротворцев:

  • Миротворцы для контроля сохранения режима прекращения огня должны быть развернуты в Нагорном Карабахе, механизм должен заработать сейчас на линии фактического соприкосновения
  • Москва считает, что в Карабахе должны быть российские наблюдатели, но последнее слово за сторонами конфликта

Россия попыталась перехватить инициативу и предложила ввести российских наблюдателей (только российских!) по фактической на данный момент линии соприкосновения. Т.е. это очередная своего рода «заморозка конфликта», только немного в других, сдвинутых из-за боевых действий, границах.

 

В ответ на это предложение, президент Азербайджана Алиев заявил, что:

  • введение миротворцев в Карабах должно быть с согласия Баку и Еревана, в республике данного процесса «не исключают», так как он является последним пунктом в переговорах, но пока процесс не обсуждается из-за отсутствия подвижек по урегулированию.
  • в Баку не видят сейчас необходимости в отправке военных наблюдателей из России в Карабах — сначала армянские силы должны уйти и позволить вернуться перемещенным лицам — и после этого можно поговорить о силах по разъединению.
  • В Баку никогда «не исключали предоставления Нагорному Карабаху самоуправления в границах Азербайджана».

Логика азербайджанской стороны сводится к тому, что должна быть подтверждена целостность страны в обозначенных границах (т.е. включая и территории НКР), миротворцы смогут присутствовать на территориях только в том случае, если армянские силы будут полностью выведены со спорной территории, о чем еще предстоит договариваться и реализовывать, но до этого момента целесообразность даже говорить о такой миротворческой миссии – преждевременна. Баку заблокировал этот вопрос на своих условиях.

 

С другой стороны, у России и Турции есть пересечения в других конфликтных вопросах, в которых они также поддерживают противостоящие стороны в Сирии и Ливии, и сохранение позиций РФ в этом противостоянии также очень важны для Кремля.

Сирия

В Сирии в Идлибской зоне деэскалации последнее время наблюдается значительное усиление турецких сил на определенных участках, также частично не проводится совместные с российскими военными патрулирование трасс под различными предлогами.

Также Европейский союз расширил санкционный список по Сирии, добавив в него семь сирийских министров. В Евросоюзе подчеркнули, что «ЕС постоянно следит за развитием сирийского конфликта». Великобритания вслед за ЕС расширила ограничительные меры в отношении Сирии, также добавив в свой санкционный список семь сирийских министров. США приветствовали такие шаги своих союзников.

Давление в Сирии на Б.Асада и его окружение постепенно все более увеличивается, что негативно отражается и на положении России в Сирии.

Ливия

Все это время проходили активные консультации и переговоры между Турцией и Россией по ливийскому вопросу урегулирования, в том числе и обсуждения о создании и функционировании «буферной зоны»: в промежутке обсуждений от буферной зоны под контролем международных сил, зоны деэскалации до демилитаризированной зоны.

Здесь же основной вопрос упирается в статус возможной сдерживающей продвижение войск ПСН при поддержке Турции «буферной зоны». Участие в создании и реализации такой зоны – зоны деэскалациипомогло бы России легализовать свое незаконное косвенное военное присутствие в Ливии, переведя его в легитимное.

 

На этой неделе было объявлено, что представители ливийских сторон проведут в Женеве, начиная с 19 октября, прямые переговоры под эгидой ООН в рамках Совместного военного комитета в формате «5+5». Но ООН настаивает на создание демилитаризованной зоны в центральной части Ливии, а не зоны деэскалации, как хотела бы РФ.

Американцы и их союзники же продолжают оказывать давление на Россию через заявления о злонамеренной вовлеченности России на ливийском направлении. Так, Совет Евросоюза включил российского бизнесмена Евгения Пригожина в санкционный список по Ливии. Следом и Правительство Великобритании ввело санкции в отношении российского бизнесмена Евгения Пригожина, обвиняя его в нарушении запрета на поставки оружия в Ливию и отправку в страну наемников. Давление на Россию увеличивается и в Ливии.

 

В обоих спорных вопросах речь идет о противостоянии в них Турции и России, создании и функционировании «буферных зон», в которых заинтересованы обе стороны. Теперь добавился третий спорный вопрос, в участии в котором Турция высказала свою значительную заинтересованность.

И судя по тому, как решительно Азербайджан заблокировал российские инициативы самостоятельно ввести миротворцев для прекращения эскалации конфликта, в Кремле должны понимать, что сохранить баланс во всех трех спорных вопросах (Сирия, Ливия, Карабах) получится только при участии Турции.

 

Россия – Турция

 

На этом фоне позиция России по отношению к участию Турции в разрешении конфликта в Карабахе начинает претерпевать изменения.

Россия начинает транслировать такие сигналы – «Турцию нельзя исключать из переговорного процесса по Нагорному Карабаху: хотя руководство республики и сделало ряд противоречивых заявлений, Анкара уже была участником переговоров ранее».

 

Так же российская сторона озвучивает свою положительную оценку участия Турции из опыта в Сирии по созданию Астанинского формата (участники: Турция, Иран, Россия) по созданию Идлибской зоны деэскалации.

 

На этой неделе состоялись телефонные переговоры между президентами России и Турции. Стороны выступили за активизацию политического процесса по Карабаху. Также Путин и Эрдоган обменялись мнениями по сирийской и ливийской проблематике. В ходе разговора был отмечен эффективный характер координации России и Турции на этих направлениях.

В свою очередь президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что Анкара уже фактически есть в переговорном процессе по Карабаху, по его словам, телефонная беседа президентов РФ и Турции это показывает.

 

В завершении недели стало известно, что СБ ООН в ответ на запрос РФ, Франции и США, являющиеся сопредседателями Минской группы ОБСЕ, обсудит 20.10.20 ситуацию в Нагорном Карабахе. Закрытые консультации по Карабаху запланированы на 15.00 понедельника.

 

Предварительные выводы.

 

Как видно из событий прошедшей недели начинают вырисовываться некоторые контуры позиций и действий сторон в будущих реальных переговорах по Карабаху.

 

  • Задачи минимум Азербайджана сводятся к возвращению (силовому или добровольному) семи оккупированных районов. К такой позиции относятся с пониманием и региональные игроки, в том числе и Иран.
  • Только после этого Азербайджан готов пойти на предметные переговоры с Арменией по Карабаху – т.е. установить реальный режим прекращения огня и прекратить силовые военные наступательные действия, перейдя к переговорам как таковым.
  • Далее речь по всей видимости может идти об обсуждении создания так называемой «буферной зоны» в НКР, которую бы контролировали миротворцы (или представители противостоящих сторон) при выводе из нее армянских военных – т.е. фактически о «демилитаризированной зоне». Судя из заявлений, такие представители рассматриваются только из числа региональных игроков. Азербайджан рассматривает в таком качестве Турцию, Армения – Россию, и возможно, Иран.
  • Также заявление о том, что Баку никогда «не исключали предоставления Нагорному Карабаху самоуправления в границах Азербайджана» говорит о серьезной готовности Азербайджана продвигать создание «демилитаризированной зоны» в НКР для полного урегулирования конфликта.
  • Т.е. фактически складывается конфигурация региональных представителей, которая уже существует в Астанинском формате в Сирии (Турция, Россия, Иран) и которые являются гарантами в Идлибской зоне деэскалации, но с существенной разницей для России – в Сирии создана «зона деэскалации».
  • Ситуация с буферной зоной в Карабахе является противоположным отражением ситуации в Ливии, где российская сторона также настаивает на зоне деэскалации (контроль за прекращением огня). Присутствие ее представителей подразумевает их официальное размещение на территории, т.е. создания легальной военной базы РФ в Ливии. Турция же уже ранее объявила о создании в Ливии своих военных баз с разрешения ПСН. Коллективный Запад же заинтересован в Ливии в создании «демилитаризированной зоны» — т.е. полному отсутствию в зоне вооруженных сил любой стороны.
  • При участии Турции в урегулировании Карабахского конфликта также может возникнуть вопрос о создании на территории Азербайджана турецкой военной базы, хотя в данный момент Алиев утверждает, что этот вопрос с Турцией не обсуждается. Возможно, что конфигурация «буферных зон» в Ливии и в Карабахе должны быть созданы таким образом, чтобы создавать баланс между интересами России и Турции и коллективного Запада в этих двух спорных вопросах или изменить позицию России в Сирии и Ливии на более конструктивную.
  • Россия может быть заинтересована в затяжном военном конфликте в Карабахе, который может угрожать газотранспортной инфраструктуре для энергобезопасности Европы, что может усилить переговорные позиции Кремля в других вопросах.
  • Россия пока не заинтересована во вхождении Турции в урегулирование карабахского конфликта как представителя одной из сторон. Прямые переговоры между Турцией и Россией понижают статус самой России в переговорном процессе, делая ее «из арбитра конфликта» – «игроком на земле».
  • Но под давлением других участников переговорного формата от ОБСЕ (США, Франция), а также происходящих событий на земле между непосредственными участниками конфликта (в случае успешного продвижения Азербайджана по освобождению территорий) и из-за позиций региональных игроков, Россию могут вынудить принять навязываемый Турцией и Азербайджаном формат создания «буферной зоны» и сценария дальнейшего разрешения конфликта в Карабахе.
  • Россия может быть больше заинтересована в создании «зоны деэскалации» (контроль за прекращением огня) в Карабахе, чем в «демилитаризированной зоне» (исключение любых военных объектов и действий).

 

Ситуация в развитие.

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *