0

Ответ России в информационной войне на своей территории – суверенизация интернета

Автор: Н. Тимошенко

 

  • Вступление
  • Аргументация противостояния России с коллективным западом;
  • Определение основных угроз и опасностей для России;
  • Презентация возможных контрмер России – «суверенная стратегия России»;
  • Вывод.

 

Вступление

 

Российская сторона признает тот факт, что в ответ на российские агрессивные гибридные действия, начавшиеся около 6-8 лет назад, коллективный Запад начал предпринимать контрмеры, справится с которыми Москве становится все сложнее.

Так, российская сторона подчеркивает, что «Россия, наряду с Китаем, Ираном и Северной Кореей, закреплена в официальных доктринах США как оппонент, а по сути — противник и враг».

Российской стороной также определено ограниченное время реальных возможностей России к активному противостоянию, на которое рассчитывает Москва – ближайшие 10 лет (до 2030 года).

«Наш ядерный щит и самая современная армия в мире обеспечивают безопасность развития России как минимум на десятилетие, исключая возможность прямого военного столкновения. Потому противник использует гибридные методы ведения войны — от экономических до информационных — атакуя нас по всему фронту национальных интересов России.» (Андрей Ильницкий, советник Министра обороны Российской Федерации).

 

Свое понимание таких контрмер коллективного Запада Россия трактует через усугубление конфронтации на уровне «горизонтальной эскалации», где соперничество преимущественно проходит ниже порога перерастания в реальные боевые действия — в границах диапазона, получившего известность как «серая зона».

«Серая зона» — это оперативное пространство между миром и войной, в котором осуществляются насильственные действия для изменения существующего статус-кво, находящегося ниже порога, который в большинстве случаев спровоцирует военный ответ.

 

Россия признает, что ранее Запад был вынужден сдерживать ее (российские) гибридные атаки. Самое большое беспокойство у Москвы вызывает то, что теперь Запад сам может перейти в наступление. Россия теряет инициативу – и это угроза.

 

Так, по мнению российской стороны, США переходят от тактики сдерживания гибридных атак к наступательным действиям во всех сферах: военной, дипломатической, информационной, экономической. Эти действия носят комплексный характер, координируются на правительственном уровне Советом национальной безопасности.

«Комплексный характер» – это как «консолидированная позиция» – то, что беспокоит Россию больше всего как угроза, и то, что сложнее всего для Кремля в преодолении.

 

Россия фиксирует инструмент Запада — созданное «Пентагоном более десяти лет тому назад под кураторством военной разведки АНБ киберкомандование, статус которого ныне повышен до единого боевого», а также фиксируют, что «руководством США декларировано упрощение режима санкционирования киберопераций, принята на вооружение концепция «перманентной информационной и киберактивности на передовых рубежах» за счёт перенесения борьбы на вражескую «виртуальную территорию»».

В Москве констатируют, что «вражеская территория» — это Россия.

 

По мнению Москвы, американская сторона намерена реализовать «Проект перенапряжения России»: «США намерены искать слабые места, целиться в «несуверенную» экономику России, продвигать несогласие, распространять недоверие».

 

Так, российская сторона выделила несколько тезисов из январской статьи «Как сдержать Путинскую Россию. Стратегия противодействия растущей ревизионистской власти» бывшего посла США в России Макфола, в которых она видит основные направления угроз со стороны Америки:

  • Путин гораздо более ревизионистский лидер, чем его китайский коллега. Президент Соединённых Штатов больше не будет стремиться подружиться с президентом России Владимиром Путиным, как это делал президент Дональд Трамп.
  • Сдерживание должно включать экономический элемент.
  • Российские экономические проекты на Западе с чёткими геополитическими целями, такие как строительство газопровода «Северный поток-2», должны быть заблокированы.
  • Администрация Байдена должна приоритетно поддерживать Украину, а также стремиться расширить влияние на другие страны по границам России: Армению, Азербайджан, Грузию, Молдову, Казахстан и Узбекистан — все они заслуживают дипломатической модерации со стороны США. И, в том числе, не откладывая, Байден должен встретиться с лидером белорусской оппозиции Тихановской.
  • И главное, Америка должна, «минуя Путина», напрямую работать с российским обществом.

 

Так же российская сторона вынуждена признать, что у нее пока нет четкого ответа на все эти вызовы.

Россия находится в переходном периоде «транзита власти», который условно закончится в 2024 году, с которого Москва и планирует свои более активные действия в международном пространстве. Сейчас же Кремлю нужна «тишина» и гарантии коллективного Запада по невмешательству во внутренние процессы в России.

 

«ТАК ЧТО, НАМ СОВСЕМ ТЕПЕРЬ РАЗОРВАТЬ СОТРУДНИЧЕСТВО С ЗАПАДОМ?! Разумеется — нет!  Нужен диалог. Но диалог не ради диалога, а диалог с платформы национальных интересов, пример которого дал Путин на «Давосском клубе», обозначив наше видение путей и сценариев мирового развития. Думаю, и надеюсь, что уже в ближайшее время на геополитическом поле будут проведены «красные линии» и расставлены вешки НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ РОССИИ, заступать за которые никому не будет позволено!» (Андрей Ильницкий, советник Министра обороны Российской Федерации)

 

Поэтому внутренние процессы в России для Москвы сейчас выходят на первый план. Такую активизацию коллективного Запада в данный период Кремль рассматривает как главную угрозу сохранения существования своего режима. Соответственно, все силы РФ должны быть мобилизованы на минимизацию внутренних угроз, вплоть до разрыва («заморозки») отношений с коллективным Западом на этот период – фактически к опусканию «железного занавеса».

Такие действия власти должны добровольно поддерживаться большинством граждан РФ. Потому риторика и аргументация Москвы своих действий как на международной арене, так и внутри страны начинает меняться.

 

 

Аргументация противостояния России с коллективным западом

 

Можно отметить изменение аргументации противостояния России с коллективным Западом в первую очередь для внутренней аудитории.

 

Российская сторона формирует тезис о том, что «глобалисты, которые по сути исходят из непреложной однополярности мира», — основная угроза России. Далее Россия противопоставляет свое понимание глобализма и справедливости, намеренно искажая факты, для оказания влияния на свою внутреннюю аудиторию.

 

 

Определение основных угроз и опасностей для России

 

Глобалисты в первую очередь ассоциируются российской стороной с США.  Потому констатируется, что «Россию ждёт жестокая конфронтация с США». Далее российская сторона развивает тезис о том, что суть контуров внешней политики США – это «однополярный мир и доминирование гегемона – США», что несет России непосредственную угрозу — «при глобалистах Байдена будет активно готовиться очередная цветная революция — уже на территории России».

 

Также российской стороной предложена такая своя трактовка основных геополитических направлений международной повестки сегодняшнего дня, в которой даже «ковидная и зеленая повестка» несут непосредственную угрозу не только для развития, но и для самого существования России.

 

Российская сторона выделила основные угрозы для России в международной повестке в такой интерпретации:

  • «Зелёная — экологическая повестка. Почему? Потому что, по сути, это разрушение реального, индустриального, прежде всего, сектора экономики России и её инфраструктуры. Это то, что может лишить нас экономического суверенитета окончательно.
  • Цифровизация России на глобальных платформах и технологиях.
  • Трансгуманизм взамен традиционных консервативных ценностей, замещение российской национальной идентичности на общечеловеческую идентичность жителя планеты Земля.
  • Полное ядерное разоружение и ограничение нестратегических (гиперзвуковых, прежде всего) вооружений!

Бойтесь данайцев, дары приносящих… Западу от России надо только одно — чтобы её не было!» (Андрей Ильницкий, советник Министра обороны Российской Федерации).

 

Можно сделать вывод о том, что Россия видит угрозу в ее вовлечении в международные процессы в первую очередь из-за существования общепринятых правил и законов. Такие правила, законы, ценности и т.д. Москва хочет или игнорировать, или изменить, или интерпретировать только на своих условиях, но это не позволяет ей консолидированная позиция Запада, которую частично разделяют и внутри самой России.

 

Презентация возможных контрмер России – «суверенная стратегия России»

 

Поэтому Россия торопится озвучить «первоочередные меры суверенной стратегии России».

Главный тезис озвученной стратегии: «Надо мобилизоваться и сосредоточиться на себе, понимая — если мы НЕ ЗАЙМЁМСЯ СОБОЙ — нами займутся ИЗВНЕ! Точнее — УЖЕ ЗАНЯЛИСЬ!». Предложены (озвучены) некоторые необходимые первоочередные меры:

  • «Суверенизация интернета. Жёсткое блокирование деятельности иностранных соцсетей за любую информацию о несанкционированных митингах и за любое провоцирование протеста.
  • Запуск программ подготовки кадров по информационному противодействию для силовой и гражданской сферы.
  • Перезагрузка молодёжной политики.
  • Возобновление активного и широкого диалога с консервативным большинством — опорным электоратом действующей власти» (Андрей Ильницкий, советник Министра обороны Российской Федерации).

 

Отдельно дополнительно выделена работа по суверенизации интернета и работа с молодежью.

«Современные молодые люди (18-30 лет) на выборы практически не ходит, а потому этим политтехнологам неинтересны. Молодёжь брошена, а локаут от COVID-19 и вовсе оставил её наедине с гаджетами, откуда они довольно легко скатываются в инфобункеры и секты, управляемые врагами России извне и пятой колонной здесь. Идёт активная и массовая «перепрошивка» мозгов молодёжи.

Необходим кадровый и идеологический перезапуск молодёжной политики. Необходима ревизия планов и списка ответственных исполнителей Программы цифровизации РФ на предмет обеспечения национальной безопасности. России для успешного противодействия наступлению транснациональных IT-гигантов, продвигаемых Пентагоном и американской разведкой, — необходимо «закрыть все бреши» в информационном и киберпространстве, действовать наступательно, работая «первым номером»!» (Андрей Ильницкий, советник Министра обороны Российской Федерации)                      

 

 

Вывод.

 

Российская сторона отмечает, что «в информационной войне существует только одна тактика победы — это наступление. Для отражения агрессивных атак на наше государство необходимо сбить повестку врагов и перехватить инициативу».

 

Из вышесказанного следует, что информационная война, развязанная Россией в международном пространстве, стремительно перемещается на территорию самой России и вынуждает Москву принимать контрмеры уже на своей внутренней территории против своего же народа.

 

Основной упор в информационной войне Москвой видимо будет строится вокруг таких вопросов как:

  • Консолидация российского общества для ограждения влияния коллективного Запада (информационный «железный занавес»).
  • Отношение к глобализации, однополярности, справедливости, идентичности, ценностей.

 

Россия совершает подмену понятий в угрозах для своей внутренней аудитории с целью усиления контроля над ней:

  • Со стороны коллективного Запада озвучена прямая угроза «несуверенной экономике России» (Проект перенапряжения России).
  • Россия же ей противопоставляет «суверенную стратегию России», главная роль в которой отведена «Суверенизации интернета» (ограничение), и ведению информационного противодействия (целевые аудитории: молодежь и консервативное большинство внутри страны).
  • Несамостоятельная, слабая, зависимая экономика России таковой и остается, являясь мишенью для контрмер коллективного Запада, что приводит к падению доверия к существующей власти, но российский народ об этом знать не должен – это основная цель «суверенной стратегии» — усиление собственного влияния на внутреннюю аудиторию и недопущение внешнего влияния на нее.

 

Для легализации таких действий (суверенизация интернета – информационный «железный занавес») Москва обозначает для внутренней российской аудитории основные угрозы от нового общего врага – глобалистов, главной целью которых заявлено якобы уничтожение России:

  • Зелёная — экологическая повестка (приведет к экономическому краху Россию);
  • Трансгуманизм взамен традиционных консервативных ценностей (потеря идентичности, справедливость);
  • Полное ядерное разоружение и ограничение нестратегических (гиперзвуковых, прежде всего) вооружений.

 

Так же для достижения своей цели внутри России глобалисты якобы готовят очередную цветную революцию — уже на территории России:

  • Обозначено существование внутренних врагов: пятая колонна Запада и агенты влияния в российском истеблишменте.
  • Обозначены объекты воздействия: «агрессивные информационно-гибридные действия против России, прежде всего, направлены на»:

— институт Президента — а точнее на Владимира Путина персонально,

— силовые структуры и армию России,

— РПЦ,

— молодёжь.

  • Обозначен инструмент: цифровизация России на глобальных платформах и технологиях

 

Закрытие России «внутри самой себя» не лишает ее возможности продолжать гибридные атаки по всему миру.

Так как Россия борется с коллективным Западом за «зоны влияния» в Украине и в связи с признанием достаточно эффективными действиями против России по определённым объектам воздействия, можно ожидать что такие же объекты обозначены и в Украине как цели для РФ в ее агрессивных информационно-гибридных действиях:

  • Президент Украины;
  • Силовые структуры и армия Украины;
  • Церковь Украины;
  • Молодежь Украины (упор на городскую молодежь);
  • «Цветная революция».

 

Источник изучения: «Суверенный ответ на глобальные угрозы». Автор — Андрей Ильницкий, советник Министра обороны Российской Федерации, 20 февраля 2021, https://zvezdaweekly.ru/news/20212201423-ONU3W.html

 

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *